Хороший ремейк — плохой ремейк

Хэшмоб #хорошийплохой — отличный повод обсудить такую противоречивую тему, как ремейки. Найдем хорошие и плохие причины для того, чтобы переснимать одни и те же фильмы, и приведем хорошие и плохие примеры подобных пересъемов. 

Среди киноманов считается хорошим тоном с подозрением относиться к сиквелам и приквелам, скептически — к перезапускаем и спин-оффам. А ремейки — совсем не в чести. Если в сиквелах и спин-оффах синефилы хотя бы могут увидеть полюбившихся актеров, посмотреть на развитие истории, к тому же за работу над продолжениями часто берутся те же режиссеры, что снимали оригинальные ленты, то ремейк считается переделкой хорошего фильма в посредственный. Но так ли это? 

Иногда ремейки снимают из чрезмерной любви к кино, иногда из финансовых побуждений. Как герои «Перемотки» Мишеля Гондри

Давайте подумаем, какие есть причины — хорошие и плохие — браться за съемки ремейков. 


Начнем с неглупых и убедительных.  

Хорошая причина №1

Самая нечастая, но зато непререкаемая причина — желание усовершенствовать свою же работу (либо просто вернуться к своей же истории и показать ее под другим углом). Речь, конечно, об авторемейках. Самые знаменитые примеры — работы Альфреда Хичкока, Михаэля Ханеке и Майкла Манна.

Хичкок переснял свой фильм «Человек, который слишком много знал» спустя 20 лет в цветном варианте. Хронометраж у него стал больше, сюжет — разветвлённей. Сам Хичкок заявлял, что первый фильм был работой талантливого любителя, второй принадлежит руке профессионала. Среди критиков нет единого мнения, какой фильм лучше. Но, несмотря на общий сюжет и, естественно, единый авторский почерк, эти фильмы получились разными по настроению: первый — более зловещий, второй — изворотливый триллер. 

«Человек, который слишком много знал» 1934 года. Авторемейк вышел в 1956-м

Ханеке переснял свои легендарные «Забавные игры», взорвавшие Канны в 97-м году, так как очень хотел, чтобы его фильм посмотрели в США. Его ремейк в отличие от хичкоковского дословный: из немецко- в англоязычную картину перенесено практически все вплоть до красноречивых поворотов головы главного героя. Как и в случае с Хичкоком, по поводу «Забавных игр» критики не сходятся во мнениях: одни отмечают игру Майкла Питта и Брэйди Корбета: американцы превосходно воплотили в своих персонажах зло, порожденное теле- и киноэкраном. Другие считают, что затея автрийца оказалась провальной. 

«Забавные игры» 1997 года
«Забавные игры» 2007-го

У Майкла Манна причины были самыми рациональными: он переснял свой телевизионный фильм «Сделано в Лос-Анджелесе» в полнометражную «Схватку» для киноэкранов. Получившийся фильм считается классикой жанра криминальной драмы.

«Схватка» Майкла Манна

Хорошая причина №2

Рассказывать одну и ту же историю можно по-разному. Даже если одни и те же актеры будут произносить один и тот же текст, и это снимут разные режиссеры — фильмы в итоге получатся совершенно разными. Это зависит от авторского почерка, от того, что для режиссера важнее, о чем ему интереснее думать и говорить, в какой цвет ему нравится окрашивать свои фильмические миры. 

Рассказать отличную историю так, чтобы она заиграла новыми красками: например, превратилась из мрачной в более светлую, — отличная идея, особенно если за эту идею берется крепкий профессионал. Например, Кэмерон Кроу, автор фильмов «Джерри Магуайер», «Почти знаменит», а в последствии «Элизабеттауна» и «Мы купили зоопарк». 

«Открой глаза» Алехандро Аменобара

В 1997 году на европейские экраны вышел фильм Алехандро Аменобара «Открой глаза», мистический то ли триллер, то ли драма с Эдуардо Норьега и Пенелопой Круз в главных ролях. Через четыре года в мировом прокате стартанула картина «Ванильное небо», в которой роль Норьега перешла Тому Крузу, а Пенелопа Круз осталась на том же месте. На первый взгляд могло показаться, что Кроу воспользовался плохой причиной для съемок ремейка и просто локализовал картину (о локализации картин читайте ниже), но на самом деле это не так. 

«Ванильное небо» — мелодраматичная вариация мрачного испанского психотриллера

У фильмов Аменобара и Кроу, несмотря на общую историю, совершенно разное настроение, разная авторская интенция. Это видно даже по тому, как как различно выглядит и функционирует в двух фильмах София, героиня Пенелопы Круз. Из роковой женщины, которая не влюблена ни в одного из главных героев, она превращается в милую и непосредственную женщину, которая станет единственной надеждой на спасение. 

Хорошая причина №3

Ремейк как дань уважения. Скорее всего, именно это было мотивацией Гаса Ван Сента в 1998 году, когда он переснимал «Психо» Хичкока. Но хоть на первый взгляд его ремейк выглядит покадровым, Ван Сент добавил к сценарию буквально несколько деталей, расставил акценты, что придало его фильму психоналатическую направленность, которой у маэстро Хичкока не было. Но это же и упростило фильм, лишило его всеохватности, широты интерпретаций. 

Энтони Перкинс
В роли Нормана Бейтса Энтони Перкинса заменил Винс Вон

Хоть «Психо» Ван Сента провалился в прокате, получил две «Золотые малины» и его работа считается ученической, это все еще важный фильм, в том числе для понимания, как функционирует авторская режиссура.  

Хорошая причина №4

Идеи могут быть не только личными, авторскими, но существуют идеи времени — то, что важно для определенного общества в определенный момент времени. Поместить сюжет в новое время и посмотреть, как он заговорит в этих изменившихся обстоятельствах — важная мотивация снимать ремейки. Недавний фильм Софии Копполы «Роковое искушение» (в оригинале The Beguiled — «Обманутый») — один из таких примеров.

Хронометраж оригинальной картины был в два раза больше, чем у фильма Копполы. Главную роль исполнял Клинт Иствуд.

Но Коппола — большой автор, и под ее взглядом история из фильма 70-х приобрела не только приметы времени, но и пополнилась мотивами, которые близки ей как режиссеру. Так, помимо феминистского контекста, ее фильм, получивший режиссерский приз в Каннах, — это разговор о девочках, который Коппола ведет во всех своих картинах. Но если раньше девочки противопоставлялись взрослым, мальчикам etc., то сейчас они предоставлены только самим себе. Что, оказывается, весьма опасный экперимент. 

Схожим образом работает и картина Кеннета Браны «Сыщик» (2007), ремейк фильма Джозефа Манкевича «Игра навылет» (1972). Большой дом, пожилой писатель и молодой актер. Двое мужчин любят одну женщину, но женщины в доме нет, — есть только они и их интеллектуальная схватка. 

В новом «Сыщике» Майкл Кейн исполнил роль своего оппонента. А роль самого Кейна досталась Джуду Лоу

В картине 72-го был силен социальный контекст: в лицах персонажей Майкла Кейна и Лоуренса Оливье сталкивались аристократия и ушлый средний класс. В фильме Кеннета Браны социальная и экономическая повестка сменилась, теперь это разговор о маскулинности. Мужчины здесь представляют собой не столько различие социальных страт, сколько различие своих тел; богатство одного противопоставлено молодости другого. Это столкновение приведет к неожиданным последствиям. 


Перейдем к плохим причинам.

Плохая причина №1

Часто студии хотят сыграть на успехе и громком имени старого фильма. Основа ремейка — общий сценарий. Выходит, что снять ремейк гораздо проще — этап сценария если не отпадает совсем, то значительно упрощается. Кажется, именно этим руководствовались авторы нового «На гребне волны», снятого по мотивам великого фильма Кэтрин Бигелоу из 1991 года. 

Броманс персонажей Киану Ривза и Патрика Суэйзи — один из самых незабываемых в мировом кино

Обновив сценарий и добавив так называемой зрелищности, режиссер Эриксон Кор лишил свой фильм лиризма и свободолюбия оригинала. Фильм Кэтрин Бигелоу был гимном маскулинности (что еще раз показывается несостоятельность гендерных предрассудков: прекрасный фильм о мужественности сняла женщина), гимном свободе. Это фильм показывал: маскулинность не равна брутальности, мужественность не то же самое, что упертость. Сложные решения, сложные отношения, один из самых запоминающих бромансов, сделанных серьезно, а не комедии ради, а также любовь зрителей и, как следствие, отличные кассовые сборы (в четыре раза превысившие бюджет) — все это стало поводом для ремейка, оказавшегося клишированным боевиком про грабителей-серферов. 

Естественно, когда «На гребне волны» Бигелоу появился, он породил множество подражателей, с одной стороны, и фильмов, которые переосмысляли затронутые в нем темы, с другой. Также он повлиял на обилие серф-сюжетов в кино, показав их зрелищный потенциал. Поэтому создание копии незабытого, яркого фильма было действительно спорным и слишком уж финансовым решением

Плохая причина №2

Дальше идет попытка сыграть на зрительской ностальгии. Эту причину важно не путать с озвученными выше и различать ремейки, которые эксплуатируют ностальгию, и те, которые переосмысляют оригинал, интерпретируют его, анализируют классическую работу с помощью киноязыка, как вышеупомянутый Гас Ван Сент.

Совсем другое дело — эксплуатация привязанности. Так происходит с ремейками советских фильмов, один из примеров которых — «Служебный роман. Наше время». Несмотря на то, что режиссер Андреасян переносит действие в современность, его адаптация остается схематичной, построенной на клише. Так, вместо лиризма исходной картины зрители получают комедийную зарисовку, разыгранный в лицах анекдот. 

Неудачные примеры таких ремейков есть не только на поле российского кино. Например, переснятая в 1994 году рождественская история «Чудо на 34-й улице». Хоть результат получился не настолько плачевным, как в новых российских ремейках, но тоже довольно эксплуататорским. 

Плохая причина №3

Те случаи, когда авторы считают фильм-оригинал слишком сложным, чтобы его поняли зрители. По их мнению , если убрать из картины глубину и переснять только то, что лежит на поверхности, фильм станет намного популярней. Ужасная ошибка. Недооценивать своего зрителя, считать его глупее, чем он есть, — это одна из главных причин появления плохого кино. Когда режиссеру кажется, что его не поймут, что вопросы повиснут в воздухе, хорошего кино не выйдет. Когда так делают со своими идеями — полбеды. Намного хуже поступать так с фильмами, которые были сняты другими, более уважающими своего зрителями авторами. Так произошло с недавним триллером «Коматозники», ремейком одноименной картины спорного режиссера Джоэла Шумахера. 

Плохая причина №4

Ее можно назвать красивым словом локализация. Такие ремейки появляются, когда автору кажется — его соотечественники ни за что не посмотрят фильм, снятым на другом языке. А если посмотрят, то им не понравится, что захватывающая история, которую фильм рассказывает, происходит не у зрителя на родине, а где-то еще. 

Очень часто такие ремейки снимают американские режиссёры, переделывая европейское кино, и российские режиссеры, переделывая американские. Такие ремейки хорошими не выходят почти никогда. Примеров масса, самый безумный — «На последнем дыхании» с Ричардом Гиром вместо Жана-Поля Бельмондо. 


Но ремейков, в любом случае, множество. Чистые ремейки и фильмы, снятые по мотивам, ремейки хорошие и плохие. Ремейки, которые не потеряли и не выиграли от пересъема, просто превратились в совершенно другое кино — как недавний «Джуманджи». Иногда, смотря фильм, мы и не подозреваем, что это ремейк, а иногда чтобы оценить величие не только ремейка, но и оригинала, стоит посмотреть оба фильма в связке — и осознать насколько авторский почерк, режиссерский взгляд способны преобразовать историю, сделать ее совершенно иной при одних и тех же исходных данных и даже тех же актерах и локациях.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →