Tags: венецианский фестиваль

Всего лишь номинант: отличные фильмы, которым не достался Золотой лев

Продолжаем вспоминать интересных участников прошедших Венецианских фестивалей. 

Как правило, обладателям «Золотого льва» не грозит забвение. Это отлично демонстрирует, к примеру, победитель прошлогодней Мостры  — «Форма воды» Гильемо Дель Торо. Но что происходит с картинами, которые остались без главного приза? 

Мы выбрали несколько отличных фильмов последних лет, попавших в основной конкурс Венецианского фестиваля, но получивших призы второго плана и сегодня немного позабытых. 

Стыд

2011 год

Номинация на Золотого льва + Кубок Вольпи лучшему актеру

Collapse )

Не Бергманом единым

Вспоминаем и пересматриваем трилогию о человеческом бытии большого шведского режиссера Роя Андерссона.

Все привыкли, что шведский кинематограф — это, в первую очередь, Ингмар Бергман. Его одиозная фигура связана с миром кино так же неразрывно, как фигура Льва Толстого с прозаической литературой, и закрывает от глаз зрителя всех остальных шведов-режиссеров. 

Оттого Рой Андерссон, некогда строптивый ученик Бергмана, а теперь весьма пожилой мастер, в массовом сознании или оттесняется на второй план, или оказывается и вовсе незнакомой зрителю фигурой. В сторону стираемости работает даже фамилия: четыре Андерссона/ Андерсона для мирового кино, кажется, перебор. 

За свои 75 лет он снял всего пять полнометражных фильмов — и много рекламных роликов. Но уже первая картина с непримечательным названием «Шведская история любви» навсегда вошла в историю кино. А пятая и пока последняя с названием куда более заковыристым — «Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни» — получила главный приз Венецианского фестиваля. 

Шведская история любви, 1970

Второй фильм режиссера, следующий за обласканной «Историей любви», приняли неохотно, после чего он на 20 лет ушел из мира кино. А, вернувшись, снял трилогию, выпуская по фильму в семь лет, — экзистенциальную, смешную, грустную, прекрасную и невыносимую. 

Первые два фильма попали  в программу Каннского фестиваля, третьему французы отказали с формулировкой «Он повторяется». Как справедливо заметила критик «Сеанса» Мария Кувшинова: «Закат повторяется, море повторяется». 

Collapse )